• РОО “ИКПЦ Обелиск”
  • МОО «Поиск»
  • РОО «ПО «Рубеж»
  • РОО ВППО «Столица»
  • ММОО ПО «Тризна»
Московский городской поисковый центр
Октябрь 2018
ПнВтСрЧтПтСбВс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
    

«Бессмертный дивизион»: нас объединило неравнодушие к памяти погибших моряков

24.05.2018 г.
«Бессмертный дивизион»: нас объединило неравнодушие к памяти погибших моряков

5 мая из Кронштадта вышел корабль Балтийского флота с представителями Западного военного округа, Московской Духовной академии и участниками экспедиции «Поклон кораблям Великой Победы» на борту. Их цель – отдать последние воинские почести морякам советских подводных лодок, погибших при форсировании немецких минных заграждений. О необычной частной инициативе, посвящённой поиску погибших подводных лодок, рассказывает руководитель проекта Константин Богданов.

– Проект «Экспедиция» существует уже 10 лет. А как всё зарождалось? Как возникла эта идея – искать затонувшие военные суда?

– Идея появилась в 2005 году, так что проекту уже больше десяти лет. Он зарождался как мемориальная акция ко Дню Победы: школьники стоят в почётном карауле у братских захоронений и у памятников погибшим воинам, а у нас есть возможность прикоснуться к тем могилам, которые недоступны для большинства людей. Но где-то через пару лет я понял, что одними мемориальными мероприятиями дело не должно ограничиваться, поскольку за годы войны погибло огромное количество кораблей и подводных лодок, многие из которых числятся пропавшими без вести. И, конечно же, было бы хорошо сделать какой-то вклад именно в их обнаружение.

Вот так проект «Поклон кораблям Великой Победы» из мемориального постепенно перерос в подводно-поисковую экспедицию, которая начиналась на Чёрном море – в Крыму, Новороссийске. Были проекты в Болгарии совместно с болгарскими поисковиками. А с 2012 года наша команда очень плотно занялась Финским заливом.

– Вы говорите «команда» – кто ваши товарищи и партнёры по поиску затонувших военных кораблей?

– Это обычные люди, которые в повседневной жизни занимаются каждый своим делом: есть собственники бизнеса, специалисты по IT, рекламе, военнослужащий, священник, фотограф. Просто в определённое время мы все собираемся в одном месте, чтобы выйти на поиск погибшей подлодки. И, наверное, самое главное и ценное, что все люди очень неравнодушны к нашему общему делу, к истории страны, к памяти погибших моряков.

– Вам же пришлось приобретать специальное оборудование для подводного поиска?

– Экспедиция сама по себе – занятие довольно дорогостоящее, начиная от текущего обеспечения – это фрахт корабля, питание. В состав экспедиции входят люди, имеющие своё собственное оборудование и на протяжении многих лет практикующие погружения в различных условиях. Они обладают очень высокой квалификацией – в качестве не только технических дайверов, способных погружаться на определённую глубину, но и в качестве специалистов по своему направлению. Это операторы, подводные фотографы, специалисты по гидролокации. То есть собираются люди очень опытные и со своим собственным оборудованием – для того чтобы выйти в море и провести поисковую, историческую и съёмочную работу.

Как-то получается, что в последние годы мы специализируемся именно на истории подводной войны. На сегодняшний день в Финском заливе нами обнаружено 12 затонувших подводных лодок. Их обнаружить сложнее всего. Что такое подводная лодка? Это капсула, которая уходит под воду с определённым заданием. Как правило, она должна была форсировать минное поле, выйти в районы морских коммуникаций противника и топить вражеские корабли. Реже были задания разведки или высадки разведгрупп в тыл противника. В случае её исчезновения о местонахождении ничего не было неизвестно. Если надводные корабли можно ещё более-менее легко отыскать по данным немецких и советских архивов – их где-то засекали посты наблюдения, то с подводной лодкой таких свидетельств гораздо меньше.

Самая большая задача – поднять все архивные материалы, определить для себя примерный район поиска. Здесь очень большая заслуга известного историка, автора многочисленных книг о подводном флоте в годы Великой Отечественной войны Мирослава Морозова. И только после определения районов возможного поиска команда выходит в море.

Мы используем отечественное поисковое оборудование, которое производится в подмосковном НИИ Приборостроения имени В. В. Тихомирова. В состав нашей разведывательно-водолазной команды как раз входит один из разработчиков этого оборудования, Евгений Тутынин, который зачастую в рамках экспедиции тестирует новые разработки. Если удаётся обнаружить подводный объект, начинаются погружения для идентификации и съёмки. Наша задача – не просто обнаружить подводную лодку, а увековечить память экипажа, отдать морякам воинские почести, отслужить панихиду.

Подробная съёмка необходима для создания виртуального музея-мемориала подводной лодки, который потом выкладывается в интернет в свободном доступе.

Такой музей интересен не только родственникам, но и тем, кто интересуется историей подводных лодок Великой Отечественной войны. И вообще для подводных исследований это новая форма предоставления информации. В зарубежных поисковых командах эта практика только-только начала развиваться, а мы стараемся каждую найденную нами подводную лодку представить подобным образом.

– Государство вам помогает?

– Конечно, без поддержки осуществить это всё невозможно. В этом году мы работаем на средства Фонда президентских грантов. На протяжении всех этих лет нашему проекту оказывает огромную поддержку депутат Госдумы генерал армии Николай Ковалёв, который является председателем координационного совета нашей экспедиции и уделяет большое внимание тому, чтобы результат был достигнут.

Некоторое время назад история подводной лодки Щ-408 свела нас с очень увлечёнными и патриотически настроенными людьми – заместителем министра энергетики Кириллом Молодцовым и его школьными друзьями Владимиром Шумиловым и Максимом Пуслисом. В детстве они закончили школу, где был музей, посвящённый экипажу этой лодки, затем посвятили много лет сбору информации, писем, личных вещей членов экипажа Щ-408 и превращению маленького школьного музея в современную интерактивную экспозицию. Мы познакомились, и вместе с финскими поисковиками нашли место гибели этой лодки и её экипажа в 2016 году. Сейчас вместе работаем по другим лодкам, ищем родственников погибших моряков.

Огромную поддержку оказывает командование Западным военным округом и Военно-морского флота. Для того чтобы отдать воинские почести погибшему экипажу, в точку гибели выходят корабли Ленинградской военной базы. Это обязательно салютный взвод, обязательно возложение венка на воду. Наша экспедиционная традиция – установка на корпус лодки таблички со списком экипажа. Таким образом мы фиксируем, что это именно братская могила данного экипажа с конкретными координатами, которые мы потом передаём в Министерство обороны для соответствующего учёта и нанесения на карты.

И ещё обязательная традиция – заупокойная служба с поимённым перечислением экипажа. Проводить её нам помогают священники Московской духовной академии игумен Никифор (Кирзин) и протодиакон Игорь Михайлов. Эти священнослужители участвуют в проекте с 2009 года и специально приезжают из Троице-Сергиевой лавры, чтобы помолиться о погибших экипажах. Также у нас в составе команды игумен Иннокентий из московского Даниловского монастыря. Батюшка тоже принимает участие в погружениях, выполняя под водой важные командные задачи, в потом – служит панихиду.

– По вашим подсчётам, сколько ещё лодок предстоит найти в Финском заливе?

– Перед майскими праздниками родилось и прочно укрепилось в команде название «Бессмертный дивизион». Лодки, которые ушли в вечность, а сегодня для многих родственников они возвращаются из похода хотя бы частичкой грунта и точными координатами гибели. В Финском заливе осталось восемь подводных лодок. Надеюсь, что к празднованию 75-летия Победы удастся их все обнаружить. Чтобы фраза «война не закончена до тех пор, пока не похоронен последний солдат» стала справедливой по отношению хотя бы к истории подводной войны на Балтике.

Часть советских подводных лодок находится в российских территориальных водах, а часть – в европейских. Но за эти годы у нас уже сложились тесные взаимоотношения с поисковыми командами из Финляндии. Та же лодка Щ-408 была обнаружена совместно с финской командой. Так что надеемся, что общими усилиями и при дальнейшей поддержке Фонда президентских грантов и других неравнодушных к истории России структур нам удастся найти все лодки балтийского «Бессмертного дивизиона». 

Источник:https://russkiymir.ru/publications/241655/

Поделиться:

Другие новости Все новости