• РОО “ИКПЦ Обелиск”
  • МОО «Поиск»
  • РОО «ПО «Рубеж»
  • ММОО ПО «Тризна»
Московский городской поисковый центр
Ноябрь 2018
ПнВтСрЧтПтСбВс
   
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
  

Корабли Великой Победы: ничто не забыто

25.06.2018 г.
Корабли Великой Победы: ничто не забыто

«У нас есть шанс достойно проводить всех погибших подводников». Накануне 77—й годовщины начала Великой Отечественной войны газета «СЕГОДНЯ» беседует с Константином Богдановым — основателем известной в России «Разведывательно—водолазной команды», руководителем экспедиции «Поклон кораблям Великой Победы».

Уже в течение многих лет участники этой экспедиции возвращают из забвения павших во время войны советских моряков, чьи корабли погибли при неизвестных обстоятельствах. Богданов с коллегами находят такие корабли, восстанавливают обстоятельства их гибели и воздают последние почести павшим.

Первая миссия

— Как возник замысел экспедиции "Корабли Великой Победы"?

— Изначальная идея появилась у нас в 2005 году в Крыму. Мы с товарищами решили воспользоваться своими знаниями и навыками, для того чтобы отдать дань памяти павшим морякам.

Есть традиция посещать памятники погибшим в годы Великой Отечественной войны, проводить у них торжественные мероприятия, заботиться о сохранности монументов. А на могилы военных моряков, покоящихся на дне морском на своих кораблях, никто не приходит. Более того, само местонахождение многих из этих могил до сих пор остается неизвестным. Корабль не вернулся из боевого похода, место и подробности его последнего сражения неведомы — вот и все… Кто–то же должен воздать последний долг огромному количеству воинов, записанных в "пропавшие без вести", отыскать их захоронения, выяснить детали гибели. Этим занимаются многочисленные поисковики на суше, ну а мы с друзьями из "Разведывательно–водолазной команды" решили перенести поисковое дело под воду.

С самого начала эту инициативу поддержал депутат Госдумы России, генерал армии Николай Ковалев, который на протяжении многих лет является председателем координационного совета экспедиции. Начинали на Черном море, а потом перенесли свою деятельность на Балтику — после того как из минобороны передали нам координаты случайно обнаруженной в рамках прокладки газопровода Nodr Strim затонувшей подлодки и попросили ее идентифицировать.

— Какой из затонувших кораблей вы посетили самым первым?

— Тральщик советского ВМФ "Червоний казак", затонувший 26 марта 1943 года. Он был достаточно известен как объект для погружений дайверов, но мы, подняв архивы, выяснили, что этот тральщик является, по сути, массовым воинским захоронением.

Корабль принимал участие в обороне знаменитой Малой земли. Он доставил подкрепление в район Мысхако, затем принял на борт раненых — свыше шестиста бойцов. Вскоре после отхода от пирса корабль подорвался в Цемесской бухте на магнитной мине и затонул на глубине около сорока пяти метров. Спасти удалось лишь 125 человек…

Это оказался первый из кораблей, обследованных командой, по которому были подняты архивные документы. Впрочем, с тех пор мы переключились главным образом на подводные лодки. Подлодки интересны тем, что они погибали, не оставив следов и свидетельств. Но мы нашли уже тринадцать субмарин.

Загадка "Щуки"

— Как ведется поиск затонувшего корабля, с чего все начинается?

— Выходу в море всегда предшествует интенсивная архивная работа. Мы сотрудничаем с научным сотрудником НИИ Военной академии Генштаба ВС РФ Мирославом Морозовым, также очень много времени в архивах проводит и наш коллега Михаил Иванов. Они кропотливо собирают все дошедшие до нас документы о том или ином пропавшем корабле, примерно прикидывают, на каком участке морского дна следует его искать. После того как определены квадраты для поиска, мы туда выходим и включаем гидролокатор. С помощью локатора тщательно просматривается дно. А когда на экране появляются изображения, сходные с искомым объектом, люди отправляются под воду, чтобы провести уже непосредственное обследование.

— По каким признакам удается точно идентифицировать корабль?

— Давайте детально расскажу про одну из наших экспедиций.

Недавно вернулся из Эстонии, у берегов которой лежит лодка Щ–408, — мы погружались к ней, дабы установить мемориальную доску. По этой субмарине сохранились архивные данные, свидетельствующие о местах, где немецкие и финские силы ПЛО в мае 1943–го подвергли ее глубинному бомбометанию.

Район для сканирования дна был определен Михаилом и Мирославом на основе финских и немецких документов. Потом началось решение большого количества организационных и технических вопросов. Благодаря благотворительной помощи компании "Транснефть" мы в сотрудничестве с финской командой SubZone и организовали экспедицию.

Обнаружили подлодку с помощью гидролокатора часов за шесть. Она оказалась на расстоянии примерно мили от координат, указанных в архивах. Провели серию исследовательских погружений на глубину семьдесят два метра. Общий вид затонувшего корабля, характерные особенности, присущие советским подлодкам серии "Щ", и место нахождения не оставили сомнений — да, перед нами она, "четыреста восьмая!"

— Какие впечатления вы испытали, когда подводная лодка была найдена? Насколько известно, перед гибелью Щ–408 вела сражение?

— Да, подлодку непрерывно преследовали и бомбили вражеские корабли. И тогда капитан–лейтенант Павел Кузьмин принял решение — всплывать!

Из архивных источников известно, что после десяти минут боя и переданной радиограммы о помощи, лодка опять совершила срочное погружение и потом двое суток экипаж боролся за ее жизнь. Спустя много лет наша экспедиция подтвердила это. Все люки оказались задраены; на рубке видны пробоины от попаданий снарядов, выпущенных немецкими и финскими кораблями, с которыми лодка вела сражение.

Удалось установить, что, всплывая на поверхность ночью 22 мая, Кузьмин знал, что вокруг находятся корабли противника, и даже имел возможность осмотреть их. Оба 45–мм орудия лодки находятся в боевом положении и развернуты в сторону левого борта. Рядом с обеими пушками лежат открытые снарядные ящики и отдельные снаряды. На мостике по левому борту обнаружили пистолет–пулемет ППШ, принадлежавший, вероятно, самому Кузьмину. Судя по количеству артиллерийских боеприпасов, поднятых на верхнюю палубу, а также наличию на мостике ППШ, перед командой стояла задача любой ценой продержаться на поверхности моря ровно столько времени, сколько понадобится для передачи той самой последней радиограммы.

Многие из моряков погибли на верхней палубе в артиллерийском бою. Павел Кузьмин, вероятно, тоже пал в ходе того боя…

— Почему же экипаж погиб целиком? Неужели не было ни единого шанса на спасение хотя бы части людей?

— Судя по установленным нами фактам, с 22 и вплоть до 25 мая, когда, если верить финским отчетам, перестали прослушиваться звуки со дна, остававшиеся еще в живых моряки продолжали бороться и как минимум один раз пытались поднять лодку со дна. Подводникам удалось оторвать от грунта корму Щ–408, но, вероятно, количество пробоин в балластных цистернах и кончающийся запас воздуха высокого давления не позволили поднять корабль на поверхность.

То, что все три люка, через которые можно было покинуть затонувшую субмарину, не имеют видимых повреждений, но при этом закрыты, свидетельствует, что моряки приняли осознанное решение врагу не сдаваться. Присутствие на поверхности кораблей противника экипаж лодки осознавал по шумам винтов над головой и периодически сбрасываемым глубинным бомбам.

Всего в команде Щ–408 числился сорок один человек, на долгие десятилетия их судьба стала загадкой для родных.

"Лефорт" и другие

— Корабль обнаружен и идентифицирован. Что дальше?

— Внутрь мы, как правило, стараемся не лезть — в этом нет смысла. К братским могилам надлежит относиться с должным уважением. Вместо этого мы производим детальнейшую внешнюю видеосъемку объекта. Потом на основании этих съемок создается то, что мы называем "виртуальным мемориалом" — подробное 3–D изображение затонувшего корабля, которое можно рассмотреть с разных ракурсов. Любой может посетить эти мемориалы на сайте poklonexpedition.ru и UWEX.org или на странице "Разведывательно–водолазной команды" в Фейсбуке.

Наша социальная задача — сделать героически погибшие подводные корабли доступными даже для тех, кто не умеет нырять. Передаем подробный поисковый отчет в минобороны, где найденные нами объекты ставятся на учет и под охрану государства в статусе воинских кладбищ. Координаты публикуются — чтобы проходящие мимо суда могли отдавать почести погибшим экипажам. Также мы закрепляем на корпус найденных нами подлодок мемориальные доски с именами экипажа. Так мы поступили и в случае с Щ–408, получив на то предварительно официальное разрешение эстонских властей.

Символично, что спустя ровно 75 лет после гибели лодки русские и финны сработали единой командой, чтобы увековечить память экипажа в территориальных водах Эстонии. Мы не подгадывали, дата 26 мая определилась волей случая и погодных условий. Но важно было то взаимопонимание, которое проявили все участники этого события.

— Какие экспедиции наиболее запомнились лично вам?

— Они все были нелегкими и запоминающимися, но каждая по–своему.

Самая яркая история в жизни "Разведывательно–водолазной команды" — это когда мы 4 мая 2013 года искали советскую подводную лодку Щ–320, а сделали совершенно другое открытие: обнаружили легендарный парусный линейный корабль российского императорского флота "Лефорт", затонувший в Финском заливе 10 сентября 1857 года. Современников его гибель потрясла почти так же сильно, как катастрофа "Титаника" полувеком позже.

"Лефорт" следовал из Ревеля в Кронштадт на зимовку, имея на борту, помимо экипажа, жен и детей моряков — всего на корабле находилось 843 человека. Когда "Лефорт" проходил севернее острова Большой Тютерс, внезапный шквал, налетевший на линкор в момент его поворота, опрокинул корабль. "Лефорт" пошел ко дну и из–за начавшегося шторма ни одного человека с него спасти не удалось. Это была самая крупная катастрофа на Балтике вплоть до сентября 1994 года, когда затонул паром "Эстония".

В течение последующих 153 лет точное местонахождение "Лефорта" оставалось неизвестным.

— И как именно вы его нашли?

— Совершенно случайно. То, что перед нами именно "Лефорт", поняли сразу — в том квадрате просто не мог находиться какой–либо другой трехмачтовый и трехпалубный линейный корабль середины XIX столетия. Корабль лежит на глубине 70 метров и прекрасно сохранился. Из видимых повреждений — только сломанные — наверное, во время крушения — мачты, бушприт и частично сорванная рыбацкими сетями декоративная обшивка корпуса.

Узнав о нашей находке, президент России Владимир Владимирович Путин предложил создать виртуальный музей "Лефорта". Участники экспедиции совершили более двух десятков погружений. Внешние части "Лефорта" и все доступное пространство внутри него подробнейшим образом обследовались подводным телеуправляемым аппаратом "Фалькон". Результаты этого обследования сейчас можно увидеть на сайте lefortship.ru — там представлен полный реалистичный вид "Лефорта", причем зритель сам может выбирать интересный ему ракурс осмотра, управляя виртуальной видеокамерой, зайти внутрь, посмотреть фрагменты реальной съемки.

Именно после этого у нас возникла идея и в дальнейшем применять современные мультимедийные технологии для создания виртуальных мемориалов.

— Часто ли удается выяснить какие–то неожиданные подробности о гибели корабля?

— Практически всегда. Ну вот, например, самая важная находка нынешнего года: мы отыскали и опознали Щ–317. Остов подлодки обнаружен на глубине 78 метров между островами Гогланд и Большой Тютерс. В своем единственном боевом походе в июле 1942 года эта лодка под командованием капитан–лейтенанта Николая Мохова потопила от трех до пяти судов, за ней в буквальном смысле слова гонялись по всему заливу все противолодочные силы противника. Лодку бомбили у побережья Швеции, затем в районе банки Калбодагрунд.

Было много различных версий о том, что произошло в итоге с этой субмариной. Одна из самых популярных — что подлодка погибла неподалеку от острова Эланд, даже назывались координаты места гибели. Теперь же мы знаем, что Щ–317 смогла уйти от всех атак, но лишь для того, чтобы подорваться на одной из самых последних линий немецких минных заграждений на пути к дому — почти в прямой видимости советской базы.

В прошлом году у Большого Тютерса мы обнаружили погибшую в июне 43–го Щ–406 (командир — капитан–лейтенант Евгений Осипов) — у нее был открыт рубочный люк. Это означает, что, возможно, кто–то из членов экипажа не погиб вместе с лодкой, но их дальнейшая судьба неизвестна.

Похоронить последнего солдата…

— Профессия подводника всегда считалась одной из наиболее опасных…

— Да. Скажем, затонувшая в октябре 1942–го Щ–320 (капитан 3–го ранга Иван Вишневский) погибла, как и Щ–406, на минном заграждении "Зееигель" ("Морской еж"). Она зацепила тросы сразу двух мин. Пытаясь избавиться от одной из них, корабль неудачно сманеврировал и коснулся второй… Из кормовых аппаратов лежащей на грунте Щ–320 выдвинуты торпеды на две трети длины. Скорее всего, после подрыва лодки моряки из числа уцелевшей в кормовом отсеке части экипажа пытались вручную вытолкать торпеды, чтобы потом самим выбраться наружу через освободившиеся торпедные аппараты. Не получилось…

На глубине 95 метров у острова Гогланд лежит пропавшая летом 42–го М–95 (капитан–лейтенант Леонид Федоров). Мы нашли ее в мае 2015–го и установили, что лодка погибла от подрыва на мине. Взрыв произошел в носовой части М–95, когда она находилась в подводном положении. После взрыва субмарина смогла пройти лишь еще несколько метров, после чего легла на грунт. Рубочный люк закрыт. Кормовой люк приоткрыт, но придавлен согнутым леером — скорее всего, члены экипажа, оставшиеся в кормовых отсеках, пытались выйти, но не смогли его открыть. Помешала эта самая леерная стойка, согнувшаяся либо во время бомбежки лодки вражескими кораблями ПЛО, или при ее подрыве. Так весь экипаж на морском дне и остался…

— Как родственники погибших узнают о ваших находках?

— В основном из прессы — благо о находках кораблей военной поры широко сообщают телевидение, радио и печатные СМИ. Все большую роль начинают играть и соцсети, по которым вести распространяются очень быстро. Такие новости принимают близко к сердцу отнюдь не только прямые родственники погибших моряков.

Кстати, благодаря Щ–408 мы познакомились и завязали сотрудничество с замминистра энергетики России Кириллом Молодцовым и бизнесменами Максимом Пуслисом и Владимиром Шумиловым. Все они в детстве жили в Кировском районе в Ленинграде — неподалеку от улицы, получившей в 1961 году имя Павла Кузьмина. Все трое ходили в школу, в одном из помещений которой энтузиасты когда–то создали небольшой музей, посвященный Щ–408. Пронеся через всю жизнь память об экипаже знаменитой подлодки, Молодцов, Пуслис и Шумилов добились воссоздания музея, обустроили экспозицию с четырьмя основными витринами и тремя интерактивными панелями. Для них история лодки была не менее личной, чем для родственников, и то, что лодка была найдена, а в 2018–м на нее, как на официальную братскую могилу, установлена мемориальная доска, поставило точку в многолетней истории, которую эти люди пронесли в своем сердце со школьной скамьи.

Сейчас уже вместе мы проводим экспедиционную работу, они также взяли на себя очень важную часть по поиску родственников экипажей, работе со школьниками, организации ежегодной отчетной конференции, куда приглашаются и школьники и родственники обнаруженных экипажей, а также представители ВМФ России.

— Проводятся ли траурные церемонии в точке гибели найденных кораблей?

— Павшим героям воздаются воинские почести, а также совершается отпевание. Для этого приглашаются представители ВМФ и священнослужители Русской православной церкви — мы много лет дружим с Московской духовной академией в Троице–Сергиевой лавре, и они нам помогают. Бывший ректор этой академии, архиепископ Верейский Евгений, который в этом году стал главой Эстонской православной церкви, — человек очень живой, неравнодушный. Он и сам несколько раз участвовал в наших мероприятиях. Ну и присутствуют, конечно, родственники, у кого получилось выбраться. Священники служат панихиду, вспоминая каждого моряка поименно. На воду опускается памятный венок и гвоздики по числу погибших, звучат залпы салюта.

— Каковы планы экспедиции "Корабли Великой Победы" на ближайшее будущее?

— Мы при поддержке Фонда президентских грантов приступили к поисковой миссии "Бессмертный дивизион", рассчитанной на несколько лет. Ее задача — к 75–летию Победы обнаружить места гибели в Финском заливе всех тех советских подводных лодок и воздать их экипажам соответствующие почести. Их на сегодняшний день еще осталось восемь, в том числе и в территориальных водах Эстонии и Финляндии.

Суворову приписывают фразу, что война не окончена до тех пор, пока не похоронен последний солдат. Сейчас у нас появилась реальная возможность похоронить, по крайней мере, последнего подводника на Балтике. Во всяком случае, мы с командой очень на это надеемся.

Кстати

Неделю назад международная финско–российская команда обнаружила в Финском заливе один из самых легендарных кораблей российского флота — эскадренный миноносец "Новик", сообщил Константин Богданов. Место гибели миноносца "Новик" было обнаружено в районе мыса Юминда.

Корабль, разломившийся на две части из–за подрыва на мине, находится на глубине 75 метров посередине Финского залива. "Носовая часть перевернута вверх килем, а корма с орудиями и надстройкой на ровном киле, на корме четко читается название корабля на момент гибели — "Яков Свердлов" и герб СССР", — рассказал Богданов.

"Новик" во время ввода в строй в 1913 году был самым быстрым кораблем в мире и участвовал почти во всех боевых действиях на Балтике в годы Первой мировой войны. Истории корабля посвящен знаменитый роман нашего земляка Валентина Пикуля "Моонзунд".

Корабль был подорван и затоплен 28 августа 1941 года во время Таллинского перехода.

Источник:
https://vesti.lv/statja/segodnja/2018/06/23/korabli-velikoy-pobedy-nichto-ne-zabyto

Поделиться:

Другие новости Все новости